Вместо кипарисов и пальм — каменные стены, вместо тог и сандалий — галифе и высокие шнурованные сапоги, вместо скрипа пера по пергаменту — ритмичный стук пишущей машинки. Таким предстал пред нами древний Ершалаим...

Таким его решил показать режиссер Сергей Павлюк в своем новом спектакле «Понтий Пилат» (премьерные показы 11-13 октября открыли очередной театральный сезон). Это «первый подход» нашего театра к творчеству Булгакова. Не пытаясь объять необъятное, режиссер выбрал для постановки лишь часть «Мастера и Маргариты» - роман в романе, написанную Мастером историю о Понтии Пилате.
Впрочем, для зрителей, которые ходят «на Павлюка», визуальный ряд постановки не стал неожиданностью — смешение эпох, плеск воды на сцене, обилие разных символов (помним «Гамлета», «Калигулу» и «Макбета») - все это очень по-павлюковски. Кого-то эстетика режиссера восхищает, кого-то не впечатляет, кому-то уже надоела, но, как всегда, равнодушным после просмотра остаться нельзя. Традиционно - полный зал и буря аплодисментов.
Тем более, что только в эти три дня в роли прокуратора Иудеи можно было увидеть специально приглашенную звезду — заслуженного артиста Республики Беларусь и «оскаровского» номинанта Игоря Сигова (в дальнейшем Понтия Пилата будет играть уже наш заслуженный — Сергей Кияшко; но, говорят, что Сигов тоже будет время от времени приезжать и выходить на сцену). Кстати, изначально в спектакле должен был играть еще один гость и друг театра — Виталий Бондарев из Харькова (тоже заслуженный артист Украины, херсонцы его знают как актера театра одесского разлива «Ланжерон») - но не сложилось: загружен так, что режиссеры не отпустили.
О самом спектакле можно говорить много и долго, он весь состоит из плюсов и минусов, интересная сценография (это было ожидаемо: работали черкасские художники Наталья и Сергей Рыдванецкие) — и традиционно плохой свет (в этот раз не не только для меня как для фотографа, даже у зрителей возникали неприятные ощущения), хорошая актерская игра (отдельно порадовал Сергей Михайловский, он же Левий Матвей) — и откровенные провалы (к сожалению, в Иешуа в исполнении Руслана Вишнивецкого я не увидел внутренней силы, харизмы, присущей герою), интересные новые образные находки (плата за предательство) — и неожиданное игнорирование, на мой взгляд, важных символов и фрагментов романа (пресловутый белый плащ с кровавым подбоем присутствовал, но так и не сыграл). Остается надеяться на дальнейшую доработку и шлифовку.
А впрочем, спектакль получился очень своевременный.

 


Вы находитесь здесь:   Обо мнеПонтий Пилат